Средневековые миниатюры

Статьи и рассказы, где в качестве иллюстраций используются картинки и орнаменты из средневековых рукописей.

1 2

Шервудский мойдодыр

. Рубрики: Проза; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Женщина, моющая бельё. Фрагмент картины «Рождество Богоматери»

— А не поможет — сама буду мыть! Щёлоком!

Мач давно не видел Марион такой сердитой. Тем более — сердитой из-за него. Вот почему он усердно мял по лицу ягоды бузины: с ними грязь отходит лучше, чем с простой водой, и от них не щипет, как от щёлока. Даже когда в нос попадает, не щипет. Или щипет? Нет, всё-таки не щипет. Мач чихнул, наклонился к ручью, вычихивая из носа то, которое не щиплет, и снова отстранился, разглядывая в воде себя, помытого.

Как ни старайся, а разглядеть в ручье, всё ли у тебя отмыто, не так уж просто: мало, что вода не стоит ровно, так ещё и свет падает на затылок. Ну, и на уши, наверное. А что там, под носом, тень или грязь — поди разбери. Если грязь, Марион опять будет сердиться. А Робин сказал, чтобы с ней не спорили. Вот только что в этом такого страшного? Подумаешь, испачкался; не на ярмарку же они, в самом деле, собрались. Но Марион сказала: умываться, и всё тут. Хотя нет — сначала она сказала: мыть руки. Перед едой. Всем.

Мач, как и другие шервудцы, не понимал, зачем это делать так часто. Ну, с утра умылся, чтобы глаза продрать, заодно руки потёр, а каждый-то раз зачем? И потом, если на ладони поплевать, а потом потереть лопухом, то грязи и не видно. Маленький Джон вообще руки вытирает о шкуру, что на нём надета, и ничего. Тук, правда, не раз уже говорил, что у тех, кто ест грязными руками, будет болеть живот, только дальше слов у него дело не шло. А потом за дело взялась Марион, и очень сурово. Взялась, потому что на прошлой неделе животы болели у всей шайки, и Марион объявила, что виной — грязные руки.

Скарлет неистовствовал…

Отзывов (17) »

Плоская Земля: не по Пратчетту

. Рубрики: Разное; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Круглая Земля, страница средневековой рукописи

Общаясь в сети, наткнулась на нечто. На такой лютый фейспалм, что просто слова нет, ни единого. Фейспалм выглядит так: «Ватикан лишь в 1992 году признал, что Земля круглая». Коротенькая проверка показала, что эта фраза широко гуляет по интернетам.

И позор на мою седую голову: я уже на полгода задолжала соратникам по Шервуд-Таверне пост в тему «Чёрная легенда Средневековья» — хронологическую таблицу по теме развития науки. Однако хотя тот пост и не готов, набросков для него достаточно, чтобы сделать краткую выжимку в тему напрасно обруганного Ватикана; не то, чтобы я особо болела об его репутации, но кто бы там мне друг или враг, а истина всё равно дороже. (далее…)

Отзывов (66) »

Вредные книжки

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Библия Мациевского. Саул сокрушает аммонитян.

Продолжение истории о том, как Робин Гуд подался в писатели. Начало здесь.

…За написание книги шервудцы взялись не случайно. Довелось им как-то остановить повозку, украшенную двумя солдатами в гербах Ноттингема. На вопрос «Что везёте?» обмерший возница пролепетал: «Подарки…» Он, наверно, тридцать три раза проклял миг, когда решил срезать путь по окраине леса. Ну кто же мог знать, что Робин Гуд в этот день сойдёт с большой дороги на окольную тропку?

Добыча, правда, оказалась невелика: немножечко, совсем немножечко денежек у одного из седоков и в меру увесистый короб. В нём, однако, не оказалось ни денег, ни мехов, ни съестного — только исписанные листы пергамента. Разбойники опрокинули короб, чтобы проверить — нет ли внизу чего ещё, но ничего не нашли: только книги, точнее, тетради, подшитые, непереплетённые, изредка переложенные чистыми досочками; шервудцам они были ни чему. Тук бегло порылся в куче, ухватил, сколько вместила рука, из того, где показалось больше картинок, сложил и сунул за пазуху. Остальное бросили на дороге, предоставив проезжим укладывать короб заново.

День, в целом, был удачным — даже и «немножко» денежек попадается не каждый раз, а сегодняшние достались без всякой борьбы и беготни; за ужином шервудцы на все лады расхваливали чутьё Робина. Тук разбирал свой нежданный трофей и с большим удивлением увидел, что ему достались две совершенно одинаковые толстые тетради с одинаковыми картинками; он даже позвал Марион, чтобы поудивляться вместе. А две книжки легко разделились на двоих.

Разумеется, остальным захотелось знать, что же там в книгах такое интересное, чтобы смотреть в них второй вечер напролёт, не отрываясь и не глядя по сторонам; пришлось поделиться: Тук и Марион по очереди читали вслух из одной книжки, а картинки из второй рассматривали те, кто не умел читать.

Правда, на первых страницах картинок не было…

Отзывов (79) »

Робин Гуд в муках творчества

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Пилигримы на пути в Кентербери. Миниатюра из поэмы Джона Лидгейта «Осада Фив»

Всадники были навеселе. Будь все трое пьяны по-настоящему, они остались бы на постоялом дворе до утра; будь они трезвы, дождались бы попутчиков. Но весёлый хмель погнал их втроём прямо через Шервуд.

Разбойники? Какие разбойники? Нет никаких разбойников! А если есть, разбегутся, теряя шапки, как только нас увидят! Так, хвалясь и распевая (а на деле просто надсаживая глотки), путники ехали по большой дороге, а дорога бежала через лес, и конца ему видно не было. Двое, что потрезвее, помнили, что направляются в Ноттингем, а третий, самый хмельной, тщетно пытался сообразить, куда делась та аппетитная черноволосая девица, что подмигнула ему, поднося вино, и почему вместо столов вокруг торчат какие-то деревья; ему казалось, что девица шутит с ним шутки и прячется где-то за кустом или за тем толстым деревом, и спутникам то и дело приходилось возвращать его на дорогу.

Так, очередной раз помешав приятелю забраться за брюнеткой в кусты, путники рассерженно выясняли, кто из них на самом деле пьян и что кому на самом деле мерещится; песни были забыты и спор казался бесконечным, как лес.

— Гу-гу-гу-гук! — грозно раздалось в вышине; дерево страшно зашумело, листва задрожала, на путников посыпались сор и мелкие веточки. Спор мгновенно утих: всадники вдруг вспомнили, что вокруг разбойничий лес и что их всего лишь трое, и в растерянности остановились. Справа от дороги что-то тяжело ударилось о землю.

— Гу-гу-гу-гук! — страшно и громко раздалось из кустов.

— Караул! — отозвался самый пьяный, а теперь — самый догадливый из трёх, и невпопад задёргал поводьями.

— Караул! — подхватили остальные и с места послали коней вскачь. Третья лошадь топталась на месте, не понимая, чего хочет наездник; тот взвыл: «Помогите!» — отпустил поводья и ударил коня пятками.

— Гу, гу, гу, гууук! — рыжеволосый подросток с дурашливым лицом выбрался из кустов на дорогу и взмахнул пращой. От удара камнем неохотно трусившая лошадь перешла в резвый галоп, догоняя и обгоняя товарок; перепуганные всадники вопили на три голоса, поминая всех святых, каких смогли припомнить.

Мач со смехом гугукнул им вслед ещё раз и тут же нахмурился. Если бы они сидели в засаде все вместе, то уже знали бы, какие у этих щёголей кошельки! Но Робин всерьёз занялся этой, как её… или как его… короче, тем, что пишут, и засады отменил.

В харчевне на окраине Ноттингема три путника наперебой рассказывали о шайке головорезов, которые посыпались на них со всех ветвей и из-под всех кустов; от испуга и скачки приезжие протрезвели раньше времени, и теперь исправляли это досадное обстоятельство, не замечая, что один из их кошельков уже уплыл в руки местного вора.

А в глубине Шервуда…

Отзывов (67) »

Битва с драконом

. Рубрики: Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Святой Георгий и дракон. Бревиарий Мартина Арагонского

Эту песенку я подслушала в оффлайне в те времена, когда у меня ещё не было компьютера. Так что я не знаю, кто её автор. В сети её тоже нет — за исключением пары форумов, где я сама же её и выкладывала. (далее…)

Отзывов (15) »

Дары дракона, или Новогодняя пальмочка

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Ульрих фон Лихтенштейн, Манесский кодекс

Ноги рыцаря по щиколотку вязли в песке пустыни; песок набивался в башмаки и не хотел их покидать. Башмаки тяжелели.

— Коня… Коня… Полцарства за коня… — рыцарь снял шлем и растерянно огляделся: — Кто это сказал?1

Пустыня молчала, и даже завалящего миража не желала показать на горизонте. Путник хотел надеть шлем обратно, но передумал и сунул его под мышку:

— Вернусь домой — скажу кузнецу, чтоб изобрёл забрало. Сил моих нет… — рыцарь вытер лоб краем плаща и попытался закинуть этот край на голову. — Если бы у меня было полцарства, в нём было бы и коней сколько угодно, и воды… — он поволок ноги по песку. — Если бы у меня было полцарства… я бы не таскался по чужим пустыням… сидел бы себе дома и воевал с соседями… под дождиком… с обозом… и с тёплым одеялом…

Ночью рыцарь продрог («А говорили, в пустыне жарко…» — бормотал он, стараясь не лязгать зубами), а теперь приближавшееся к зениту солнце пекло всё сильнее. Время от времени путник оглядывался на собственные следы, стараясь, чтобы путь оставался прямым и никуда не вихлял: деревьев со мхом здесь не было, а солнце и звёзды стояли не так, как дома, и не давали найти север. «Говорил мне папа, — вздыхал рыцарь, — учи, сынок, астрономию…»

Он взобрался на вершину очередной дюны, огляделся и тихо взвыл:

— Ну где ж эти горы?!.. — глубоко вздохнул и начал спускаться: — В сердце, говорят, пустыни…

Правая пятка заскользила по песку. Рыцарь потерял равновесие, и к подножию дюны прибыл на пятой рыцарской точке; отплевавшись от песка, подобрал оброненный шлем, поднялся на ноги и оглянулся назад, стараясь восстановить направление:

— Говорил мне папа: учи, сынок, географию…

Становилось жарче. Рыцарь пытался натянуть плащ на голову, но плащ упорно сползал, а солнце забиралось всё выше. Прошлый полдень путник провёл в чахлом оазисе под тремя пальмами, но сейчас впереди не было ни оазиса, ни кустика колючки, и лишь барханы тянулись до самой кромки горизонта. На небе не было ни облачка, а воды в бурдюке оставалось кот наплакал.

— Говорил мне папа: учи, сынок, страноведение…

Рыцарь споткнулся и растянулся на песке. А когда хотел встать, понял, что вокруг него лежит тень. Он поднял голову и увидел, как с небес опускается силуэт с перепончатыми крыльями.

«Здесь? А говорили — в горах, в самом сердце пустыни…» — рыцарь поднялся на четвереньки и нетвёрдой рукой потянул из ножен меч; рука с оружием перевесила, и рыцарь кувыркнулся головой в песок. (далее…)

Отзывов (73) »

«Гай Гисборн» и «Грязь на подошвах». Небаллада (ч. 2)

. Рубрики: Размышлизмы; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Рыцарский турнир. Средневековая миниатюра, Манесский кодекс (Codex Manesse), ок. 1300 г.

Окончание разбора никитинской книги «О доблестном рыцаре Гае Гисборне». Разбор от Клауса Штертебеккера. Начало здесь.

Раунд IV. Vae victis: курка, млеко, яйки

Над ристалищем раздаются нестройные звуки губной гармошки. ГН (Гисборн Никитина — прим.) напяливает каску с рожками, вешает на пузо MP-40 с заклёпанным стволом, сокрушается, что конструкция максимилиановского доспеха не предполагает засученных рукавов, и кидается в сечу.

— А вы к колышкам привязываете! — выкрикивает он, ткнув в сторону Блада пальцем.

С обоих трибун раздаётся взрыв хохота. ГН понимает, что сморозил что-то не то, и нахохливается.

— Мы? Нет, — учтиво отвечает Блад.

А в самом деле, как у грязи на подошвах дело обстоит с колышками? Придётся разочаровать любителей BDSM — у «вора и пирата» Блада случаев с колышками просто не бывает. Ну хорошо, а как там вообще обращение с побеждёнными?

Поединок продолжается »

Отзывов (15) »

1 2