Мач (Much)

1 2

Шервудский мойдодыр

. Рубрики: Проза; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Женщина, моющая бельё. Фрагмент картины «Рождество Богоматери»

— А не поможет — сама буду мыть! Щёлоком!

Мач давно не видел Марион такой сердитой. Тем более — сердитой из-за него. Вот почему он усердно мял по лицу ягоды бузины: с ними грязь отходит лучше, чем с простой водой, и от них не щипет, как от щёлока. Даже когда в нос попадает, не щипет. Или щипет? Нет, всё-таки не щипет. Мач чихнул, наклонился к ручью, вычихивая из носа то, которое не щиплет, и снова отстранился, разглядывая в воде себя, помытого.

Как ни старайся, а разглядеть в ручье, всё ли у тебя отмыто, не так уж просто: мало, что вода не стоит ровно, так ещё и свет падает на затылок. Ну, и на уши, наверное. А что там, под носом, тень или грязь — поди разбери. Если грязь, Марион опять будет сердиться. А Робин сказал, чтобы с ней не спорили. Вот только что в этом такого страшного? Подумаешь, испачкался; не на ярмарку же они, в самом деле, собрались. Но Марион сказала: умываться, и всё тут. Хотя нет — сначала она сказала: мыть руки. Перед едой. Всем.

Мач, как и другие шервудцы, не понимал, зачем это делать так часто. Ну, с утра умылся, чтобы глаза продрать, заодно руки потёр, а каждый-то раз зачем? И потом, если на ладони поплевать, а потом потереть лопухом, то грязи и не видно. Маленький Джон вообще руки вытирает о шкуру, что на нём надета, и ничего. Тук, правда, не раз уже говорил, что у тех, кто ест грязными руками, будет болеть живот, только дальше слов у него дело не шло. А потом за дело взялась Марион, и очень сурово. Взялась, потому что на прошлой неделе животы болели у всей шайки, и Марион объявила, что виной — грязные руки.

Скарлет неистовствовал…

Отзывов (17) »

Вредные книжки

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Библия Мациевского. Саул сокрушает аммонитян.

Продолжение истории о том, как Робин Гуд подался в писатели. Начало здесь.

…За написание книги шервудцы взялись не случайно. Довелось им как-то остановить повозку, украшенную двумя солдатами в гербах Ноттингема. На вопрос «Что везёте?» обмерший возница пролепетал: «Подарки…» Он, наверно, тридцать три раза проклял миг, когда решил срезать путь по окраине леса. Ну кто же мог знать, что Робин Гуд в этот день сойдёт с большой дороги на окольную тропку?

Добыча, правда, оказалась невелика: немножечко, совсем немножечко денежек у одного из седоков и в меру увесистый короб. В нём, однако, не оказалось ни денег, ни мехов, ни съестного — только исписанные листы пергамента. Разбойники опрокинули короб, чтобы проверить — нет ли внизу чего ещё, но ничего не нашли: только книги, точнее, тетради, подшитые, непереплетённые, изредка переложенные чистыми досочками; шервудцам они были ни чему. Тук бегло порылся в куче, ухватил, сколько вместила рука, из того, где показалось больше картинок, сложил и сунул за пазуху. Остальное бросили на дороге, предоставив проезжим укладывать короб заново.

День, в целом, был удачным — даже и «немножко» денежек попадается не каждый раз, а сегодняшние достались без всякой борьбы и беготни; за ужином шервудцы на все лады расхваливали чутьё Робина. Тук разбирал свой нежданный трофей и с большим удивлением увидел, что ему достались две совершенно одинаковые толстые тетради с одинаковыми картинками; он даже позвал Марион, чтобы поудивляться вместе. А две книжки легко разделились на двоих.

Разумеется, остальным захотелось знать, что же там в книгах такое интересное, чтобы смотреть в них второй вечер напролёт, не отрываясь и не глядя по сторонам; пришлось поделиться: Тук и Марион по очереди читали вслух из одной книжки, а картинки из второй рассматривали те, кто не умел читать.

Правда, на первых страницах картинок не было…

Отзывов (79) »

Робин Гуд в муках творчества

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Пилигримы на пути в Кентербери. Миниатюра из поэмы Джона Лидгейта «Осада Фив»

Всадники были навеселе. Будь все трое пьяны по-настоящему, они остались бы на постоялом дворе до утра; будь они трезвы, дождались бы попутчиков. Но весёлый хмель погнал их втроём прямо через Шервуд.

Разбойники? Какие разбойники? Нет никаких разбойников! А если есть, разбегутся, теряя шапки, как только нас увидят! Так, хвалясь и распевая (а на деле просто надсаживая глотки), путники ехали по большой дороге, а дорога бежала через лес, и конца ему видно не было. Двое, что потрезвее, помнили, что направляются в Ноттингем, а третий, самый хмельной, тщетно пытался сообразить, куда делась та аппетитная черноволосая девица, что подмигнула ему, поднося вино, и почему вместо столов вокруг торчат какие-то деревья; ему казалось, что девица шутит с ним шутки и прячется где-то за кустом или за тем толстым деревом, и спутникам то и дело приходилось возвращать его на дорогу.

Так, очередной раз помешав приятелю забраться за брюнеткой в кусты, путники рассерженно выясняли, кто из них на самом деле пьян и что кому на самом деле мерещится; песни были забыты и спор казался бесконечным, как лес.

— Гу-гу-гу-гук! — грозно раздалось в вышине; дерево страшно зашумело, листва задрожала, на путников посыпались сор и мелкие веточки. Спор мгновенно утих: всадники вдруг вспомнили, что вокруг разбойничий лес и что их всего лишь трое, и в растерянности остановились. Справа от дороги что-то тяжело ударилось о землю.

— Гу-гу-гу-гук! — страшно и громко раздалось из кустов.

— Караул! — отозвался самый пьяный, а теперь — самый догадливый из трёх, и невпопад задёргал поводьями.

— Караул! — подхватили остальные и с места послали коней вскачь. Третья лошадь топталась на месте, не понимая, чего хочет наездник; тот взвыл: «Помогите!» — отпустил поводья и ударил коня пятками.

— Гу, гу, гу, гууук! — рыжеволосый подросток с дурашливым лицом выбрался из кустов на дорогу и взмахнул пращой. От удара камнем неохотно трусившая лошадь перешла в резвый галоп, догоняя и обгоняя товарок; перепуганные всадники вопили на три голоса, поминая всех святых, каких смогли припомнить.

Мач со смехом гугукнул им вслед ещё раз и тут же нахмурился. Если бы они сидели в засаде все вместе, то уже знали бы, какие у этих щёголей кошельки! Но Робин всерьёз занялся этой, как её… или как его… короче, тем, что пишут, и засады отменил.

В харчевне на окраине Ноттингема три путника наперебой рассказывали о шайке головорезов, которые посыпались на них со всех ветвей и из-под всех кустов; от испуга и скачки приезжие протрезвели раньше времени, и теперь исправляли это досадное обстоятельство, не замечая, что один из их кошельков уже уплыл в руки местного вора.

А в глубине Шервуда…

Отзывов (67) »

Шервудский грамотей (ч.2)

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Продолжение. Начало здесь: «Шервудский грамотей»

— Ну м-мать твою ты так!.. — истошный вопль Скарлета враз поднял поляну на ноги. Мач почему-то сразу догадался, что вопль относится к нему, а не к неведомым врагам и не к ночному кошмару, и в испуге присел. Ну что он опять сделал неправильно?

Два дня он мучился совершённой ошибкой. Он же не хотел присваивать никакие деревья! Просто буквы на них получались хорошо и никому не мешали — он так думал. А вышло вон как!

Опрометчиво сделанные надписи лишали Мача душевного спокойствия; хуже всего было то, что память об ошибке всё время висела перед ним. И перед прочими! А менять место лагеря Робин собирался не скоро. И каждый день, вставая, Мач видел своё имя на деревьях. Эти же надписи каждый шервудец видел много раз за день. А Мач видел шервудцев и их ухмылки. Даже обычное молчание Назира казалось Мачу необычно многозначительным, а дырка на спине Скарлета ну просто источала презрение. Марион, и та иногда улыбалась!

Было бы проще, если бы ему нашлось дело; но шервудская шайка на несколько дней устроила себе отдых, чтобы выждать, пока уляжется первая сумятица после ограбления, а заодно допить начатый бочонок. И если первый день прошёл сносно (шервудцы ходили в ближайшую деревню, чтобы передать причитавшуюся тем долю от грабежа, и вернулись поздно), то второй вечер принёс Мачу дополнительные мытарства.

Читать полностью»

Отзывов (26) »

Шервудский грамотей (ч.1)

. Рубрики: Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Навеяно сериалом «Робин из Шервуда» («Робин Гуд», 1984—1986 гг).

Тук наотрез отказывался учить Мача новым буквам: последствия неосторожного приобщения парнишки к грамоте украшали все деревья по кромке поляны, где был разбит разбойничий лагерь. Жизнь казалась Мачу беспросветной: Тук отнекивался, Маленький Джон похмыкивал, Робин ухмылялся, Уилл Скарлет злился. Только Назир, как всегда, молчал и думал о своём, да Марион стреляла грозными взглядами в тех, кого подозревала в намерении обидеть Мача.

С месяц или два назад Тук (от нечего делать) показал Мачу первую букву его имени. Мач (которому тоже было нечего делать, ибо его названный брат, он же глава благородных разбойников, он же Робин Гуд, обдумывал какой-то долгосрочный проект и на несколько дней отменил обычный караул на дороге) ухватился за новую забаву и начал играться с этой буквой, рисуя её на земле прямо, боком и вверх ногами, стирая и меняя местами входящие в неё палочки и крючочки и подрисовывая новые.

Мач и Тук. «Робин из Шервуда»

Но палочек и крючочков хватало ненамного, к тому же Тук сказал, что при этом буква перестаёт быть той самой буквой, а превращается во что-то другое, или вообще не в букву. Так что если Мач хочет что-то написать, пусть лучше выучит её как следует, чтобы везде узнавать и ни с чем не путать. И Мач выучил, и в отсутствие других дел, старательно морща лоб, выводил на земле эту букву раз за разом, стараясь, чтобы она была красивая, ровная и одинаковая.

Понятно, что одной буквы надолго не хватит, а стратегический план Робина всё ещё не был готов. И Тук показал Мачу остальные буквы его имени — каждую по отдельности и все вместе в том порядке, в каком они становятся Мачем, а не чем-нибудь ещё.

Было здорово думать, что каждый, увидев эти крючочки, сразу поймёт, что это он, Мач. Если, конечно, увидевший умеет читать хотя бы как Мач. И Мач с душой и с усердием раз за разом выводил набор букв, стараясь, чтобы они были… ну, понятно: ровные и красивые.

Увы, новообретённую радость омрачали две вещи. Во-первых, писать было негде: в лесу не так много ровной земли, свободной от травы и корней, а по той, что была утоптана на поляне, всё время кто-нибудь ходил, и уже звучали голоса, что, может, хватит ползать поперёк прохода на четвереньках. Мач сумел разыскать более-менее ровную дощечку и водил по ней углем, добытым из костра, но то там, то тут уголёк попадал на сучок или заусенец, и соскальзывал, искривляя буквы. К тому же от такой возни с углем Мач стал чумазее обычного и заслужил намёки на досрочное купание. Тогда Мач стал резать буквы ножом, но резные получались ещё кривее писаных.

Во-вторых, новое умение Мача оценить было некому: из всей робингудовской шайки читать умели только Тук и Марион. Тук и так всё видел, а Марион один раз одобрительно погладила Мача по голове и тут же вонзила иглу в рваную робинову рубашку, после чего смотреть на упражнения Мача ей стало некогда. Робин рассеянно сказал: «Ага, ага, хорошо» и ушёл в свои дальние планы, Малютка Джон хмыкнул и сказал: «Любопытно», Назир повёл глазом и коротко кивнул головой. А Скарлет…

Уилл Скарлет пустил на дрова ту единственную подходящую дощечку, которую Мач нашёл для себя и на которой так старательно резал имя — столько раз, сколько оно уместилось. Когда Мач хватился пропажи, обед уже доваривался и зола от дощечки растворилась в кострище; в ответ на возмущение парнишки Скарлет заявил, что доска лежала на видном месте, ни подо что больше её не приспособишь, а что там было написано, он не знает, потому что неграмотный, и что это всё фигня и не об чем переживать.

Обиженный Мач в тот же вечер выгреб из остывшего костра золу и насыпал её Скарлету в колчан; он бы насыпал в ботинки, но не знал точно, когда тот их снимет. Уилл почему-то не разгадал виновника и придрался к Малютке Джону. Тот вяло рыкнул в ответ, что шёл бы он со своими глупостями куда подальше, на чём дело и закончилось.

А потом наконец-то состоялся грандиозный план, над которым все эти дни мыслил главарь.

Читать полностью»

Отзывов (28) »

Переполох в Шервуде (часть 2)

. Рубрики: Пьесы, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

Посвящается телесериалу «Робин из Шервуда» («Робин Гуд», 1984—1986 гг.).

Действующие лица:

  • Шериф Ноттингемский Роберт де Рено
  • Робин Гуд
  • Уилл Скарлет
  • Маленький Джон
  • Отец Тук, монах
  • Марион
  • Мач, «сын полка»
  • Назир, сарацин
  • Сэр Гай Гисборн, помощник шерифа
  • Леди
  • Ноттингемские солдаты и псари — без текста

Начало здесь: Переполох в Шервуде, часть первая.

Явление второе

На поляну, опережая собак, вылетает Леди — в строгом длинном платье, верхом по-мужски, с сосредоточенно-деловым выражением лица и в меру растрёпанными волосами.

Леди (указывая вперёд себя рукой). Вот он! Гай, вот он!

За Леди появляется Гисборн с блаженной безмятежностью на лице, за Гисборном конные и пешие солдаты с видом деловой озабоченности. Разбойники занимают оборонительную позицию, Робин Гуд пытается оторвать от себя повисшего шерифа.

Леди (бросает поводья, чтобы всплеснуть руками). Ваше Лордство! Ну как это называется? Почему, почему я должна искать вас по всем лесам с собаками? Завтра в Ноттингем прибывает король, а вы… Вы тут обнимаетесь со всяким сбродом!..

Шериф обессиленно выпускает Робина и с видом приговорённого к смерти поворачивается к Леди.

Леди. Подите сюда немедленно! В чём вы извалялись? (Тычет пальцем в солдат.) Ты и ты — отряхните Его Лордство! (Солдаты медлят в нерешительности.) Ну, что стоим?

Читать полностью»

Отзывов (45) »

Шервудские кашевары

. Рубрики: Обкрадывая классиков, Проза, Юмор; автор: Юлия Панина aka Княгиня.

— Тук! Приготовь поесть.
— Почему всегда я?
— Хочешь, чтобы я обед варил?
— Нет, ты уже однажды попробовал.

«Робин из Шервуда», серия «Крест святого Кирика»

Как-то летом, когда на проезжих у нас был не сезон, Марианна вдруг захотела сходить в монастырь.

— Тебе, — говорит, — сейчас люди не нужны, я денька два там побуду и вернусь.

Тук сразу обрадовался:

— И я с ней пройдусь. Может, — говорит, — старых знакомых встречу.

Уилл тоже обрадовался. Когда Марианны нет, ему не надо в лес уходить, чтобы сказать всё, что думает. А Мач глазами похлопал и говорит:

— А кто нам обед варить будет, если вы двое уйдёте?

Что там Тук сказал про истину устами младенца?.. А Уилл скривился, будто Гизборна увидел, и говорит:

— Сварим, не боись. Не маленькие.

Я было хотел сказать: «А вдруг не сумеем, я, к примеру, не варил раньше», да нельзя мне, вожак я. А Маленький Джон Мача по плечу похлопал и говорит:

— Не беспокойся! Я всегда смотрю, как Тук варит. Сыт будешь, не помрёшь с голоду. Я такую кашу сварю, что пальцы оближешь!

Читать полностью»

Отзывов (11) »

1 2